Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Range-2

(no subject)

 Ан­то­на бы­ло все, о чем мож­но меч­тать: вы­со­кий рост, ямоч­ки на ще­ках и мат­рос­ка с яко­ря­ми. И, слов­но это­го бы­ло не до­ста­точ­но, он каж­дый день но­сил бес­ко­зыр­ку с над­писью «Отваж­ный». А мо­ряк — это всег­да му­жест­вен­ность, на­пор и аб­со­лют­ное от­сут­ст­вие обя­за­тельств на сле­ду­ю­щий день, по­то­му что ему сра­зу на ко­рабль и ку­да-то в Син­га­пур. Та­кие ве­щи в ге­не­ти­чес­кой па­мя­ти сра­зу за едой и сном, по­то­му от жен­щин у Ан­то­на от­боя не бы­ло.

Но Ан­тон сво­е­го бо­жест­вен­но­го пред­на­зна­че­ния из­бе­гал. Крас­нея, уво­ра­чи­вал­ся от обо­жа­ю­щих взгля­дов. При вы­нуж­ден­ном кон­так­те те­ре­бил лен­точ­ки бес­ко­зыр­ки и ухо­дил от пря­мых от­ве­тов. С маль­чи­ка­ми ему бы­ло как-то про­ще. Им он улы­бал­ся до ямо­чек на ще­ках, го­во­рил без оста­нов­ки и го­тов был по­де­лить­ся чем угод­но.

Осо­бен­но теп­лые от­но­ше­ния к все­об­ще­му удив­ле­нию за­вя­за­лись у Ан­то­на со мной. У не­го мат­рос­ка и рост, у ме­ня ком­би­не­зон с па­ро­во­зи­ком и ком­плек­сы. Ну что меж­ду на­ми об­ще­го?
Под все­об­щее изум­ле­ние, на­ши от­но­ше­ния креп­ли и раз­ви­ва­лись. Мы вмес­те стро­и­ли кре­пос­ти, во­ди­ли ав­то­ка­ра­ва­ны и ис­сле­до­ва­ли не­из­вест­ные тер­ри­то­рии. В то вре­мя как я не­на­ви­дел теп­лые рей­ту­зы, Ан­то­ну они нра­ви­лись, а мои сан­да­лии он счи­тал луч­ши­ми сан­да­ли­я­ми на све­те как ми­ни­мум, а то и даль­ше. Да­же если бы вне на­шей пла­не­ты но­си­ли сан­да­лии, они бы не шли ни в ка­кое срав­не­ние с мо­и­ми, в чем я со­мне­вал­ся, а Ан­тон — ис­крен­не ве­рил.
На­ши узы бы­ли так креп­ки, что Ан­тон стал единст­вен­ным че­ло­ве­ком, фа­ми­лию ко­то­ро­го я за­пом­нил с тех вре­мен. Ду­маю, это во­об­ще моя пер­вая за­пом­нен­ная фа­ми­лия, кро­ме собст­вен­ной.

Мы оба, ко­неч­но, из­ме­ни­лись с тех пор. Но, как ока­за­лось, Ан­тон — боль­ше. У не­го те­перь грудь вто­ро­го раз­ме­ра и ни­ка­ких сле­дов мат­рос­ки. И зо­вут его по-дру­го­му. Толь­ко ямоч­ки оста­лись. Ему очень хо­те­лось от­ли­чать­ся. В це­лом, Ан­тон ду­мал в пра­виль­ном на­прав­ле­нии.

Не­дав­но я ехал в мет­ро. На од­ной из оста­но­вок в ва­гон за­шла не­за­бы­ва­е­мая жен­щи­на. Она не­сла пе­ред со­бой грудь, как на­гра­ду. Пе­ред ней рас­сту­па­лись лю­ди, слов­но раз­ве­ден­ные не­ви­ди­мой си­лой. Муж­чи­на с гал­сту­ком и груст­ны­ми гла­за­ми ло­ша­ди усту­пил мес­то — в пер­вую оче­редь, гру­ди, ведь с его ме­с­та жен­щи­ны все рав­но не бы­ло вид­но.

Ког­да она се­ла, ста­ло оче­вид­но, что плос­кость ее гру­ди иде­аль­но па­рал­лель­на зем­ле. На ней мож­но бы­ло рас­по­ла­гать рюм­ку или иг­рать в шах­ма­ты. Это бы­ла по­бе­да при­ро­ды над ана­то­ми­ей.

В об­щем, Ан­тон знал, на что про­ме­нять мат­рос­ку. Грудь — это то­же це­лый на­бор ры­ча­гов вли­я­ния. В опре­де­лен­ном воз­рас­те она це­нит­ся да­же вы­ше мат­рос­ки, пус­кай и с бес­ко­зыр­кой.
Range-2

Свободная любовь




- Крупных происшествий у нас не случается. Мелочи только были, это же дорога, - сказал инструктор Серхен, затягивая мне шлем.
Серхен похож на русского уголовника Сергея, скрывающегося от закона. Говорит он развязно, развязно курит сигареты, стрельнутые у туристов, и через ребра на живот ему пикирует страдающий рахитом синий орел.
Крупных происшествий действительно не случилось. Я всего лишь едва не въехал в дерево.
Но это же дорога.
Она перекатывалась под колесами квадроцикла, подбрасывая его и затягивая в овраги. Вдалеке долины укрывало маревом тяжелое жаркое дыхание земли. Турецкие дети из тени стреляли по нам из воображаемых пистолетов.
Скорость чувствуется совсем иначе по сравнению с автомобилем – она садится рядом с тобой, сама давит на газ, обхватывает живот. Ты едешь с ней вдвоем, а не наедине, как в салоне машины. Наверно, ни один мотоциклист не ездит один. На мотоцикле их всегда двое: он и скорость.
Расплывчато мелькает пейзаж. Сочится пыль из-под колес мотоцикла проводника. Рвется навстречу ухабистый ветер.
Каждая секунда на дороге – это секунда любовного акта со свободой. Каждый прикосновение к рычагу газа – это поцелуй с надеждой на взаимность. 
Range-2

Движение, не снившееся Броуну



В Турции есть очень многое: много солнца, много моря, много гор, песка, глины, деревьев, очень много турков, коз, кошек и кур. Турция есть настолько много всего, что легче сказать, чего в ней нет.
В Турции нет облаков и правил дорожного движения.
Небо над Турцией почти круглый год состоит из синевы разной степени интенсивности с которой с завидным упорством жарит огненное око Ра - солнце, которого, как мы выяснили, в Турции много.
Что касается отсутствия правил дорожного движения, то здесь ситуация еще глубже. Их нет не на законодательном уровне, как, скажем, в Афганистане,  а на каком-то высшем уровне - в турецком сознании. Кровь турка движется настолько быстро, что для этого сгустка энергии любые правила становятся  отягощающими условностями.
Ехать на дряблом микроавтобусике по горному серпантину со скоростю 100 км/ч и выше, пролетая слаломные флажки знаков "50", и закладывая размашистые, как восточное гостеприимство, виражи, обгоняя на поворотах попутки по встречной полосе, для турецкого водителя так же естественно, как для доярки - доить корову, а для политика - врать.
Садясь за руль, нога турка инстинктивно тянется к газу и перестает топить педаль только если все-таки надо остановиться (такое случается) или ломается автомобиль (случается еще чаще).
Совершенно в порядке вещей увидеть велосипедиста, вальяжно виляя бедрами едущего посреди дороги и дразнящего всех издевателським подмигиванием красного отражателя на задней раме.
Абсолютно ничего особенного в том, чтобы припарковать полуантичный автомобиль шириной в две трети дороги возле бордюра, и, достав из багажника упаковку бутылок, удалиться к друзьям для турка нет. Впрочем, в этом они мало отличаются от нас.     
Каждая поездка по городу в местной маршрутке являет собой экстремальный номер: прямоугольные автобусики лихо стартуют с места, так же лихо тормозят, причем не только возле остановок, но и просто рядом с красивыми девушками, маневрируют на скорости в потоке машин, являя образец того, как можно на скорости километров в 60 в час объехать препятствие на расстоянии не более 20 см. За удовольствие прочувствовать это даже хочется заплатить больше положеного доллара. Наши водители маршруток по сравнению с турецкими коллегами - безнадежно заторможенные и маниакально соблюдающие ПДД автолюбители.
По какому принципу в Турции разъезжаются на перекрестках для меня осталось тайной. Скорее всего, в этом деле все завязано на скорости реакции водителей передних автомобилей в потоке. Кто первый рванет с месте - та полоса и поедет.
Хотя, знаете, однажды я видел в Турции облако. Одно. Но оно было.
ПДД - нет.
  • Current Music
    Kooks The - You Don't Love Me
  • Tags
Range-2

Баллада о прокуренном вагоне.

Как больно, милая, как странно!
Сроднясь в земле, сплетясь ветвями
Как больно, милая, как странно!
Раздваиваться под пилой!
Не зарастёт на сердце рана -
Прольётся чистыми слезами,
Не зарастёт на сердце рана -
Прольётся каменной стеной!

Collapse )