Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Range-2

* * *


Виктор Андреевич Ющенко сидел в своем кабинете на Банковой и мрачно разглядывал фотографию Юлии Владимировны Тимошенко в аккуратной рамке, стоящую на столе. На фотографии Юлия Владимировна была молода и без косы. Она весело смеялась.
- Как же ты выросла, - печально думал Виктор Андреевич. – И все растешь и растешь, растешь и растешь… Сколько можно? А такая хорошенькая была. Улыбка такая непосредственная…
Тягостные размышления Виктора Андреевича прервал стук в дверь.
- Войдите, - вежливо разрешил Виктор Андреевич, удивляясь, кто бы это мог быть.
Дверь отворилась, и в кабинет, скрипя туфлями из кожи молодого кенгуру, зашел Нестор Иванович Шуфрич. В руках он нес грязную лопату. Вид у Нестора Ивановича был усталый.
- Фу-у-ух, - выдохнул Нестор Иванович, сев на широкий кожаный диван напротив стола Виктора Андреевича. Лопату он прислонил к отделанной дубом стене рядом с диваном. – Замаялся я…
- Отчего же? – поинтересовался Виктор Андреевич, незаметно пряча фотографию Юлии Владимировны в стол.
Нестор Иванович по-джентельменски притворился, что ничего не заметил.
- Да так, - неопределенно махнул он рукой и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки Brioni. – Работа.
- Ага, понимаю, - вздохнул Виктор Андреевич, косясь на лопату. – Это что?
- Лопата… - внезапно смутился Нестор Иванович. – Просто лопата.
- Ясно… Снова картошку на огороде Виктора Федоровича копал, признавайся? – Виктор Андреевич ухмыльнулся собственной проницательности.
- Ничего подобного! – запротестовал было Нестор Иванович, но потом передумал и махнул рукой: - Да ну тебя… Как будто я один такой. Мне еще ладно, я молодой, а вот Александр Александрович Мороз после пятого мешка разогнуться не смог. Схватило его так, что двинуться вообще никак. Его Василий Петрович на машине милицейской домой отвозил.
- С мигалками? – с завистью переспросил Виктор Андреевич.
- С мигалками, - подтвердил Нестор Иванович. – Да ладно, чего мы все об этом?! Я зачем к тебе пришел?
- Действительно, зачем? – удивился Виктор Андреевич, поглядывая на часы. Приближалось время обеда. Ему хотелось кушать.
- Тебе, Виктор Андреевич, пиариться надо, - вот чего. Все президенты пиарятся, а ты чем хуже? – Глаза Нестора Ивановича горели заманчивым огнем. Он расстегнул вторую пуговицу на рубашке и продолжил: - Путин вон на истребителе летает, Буш – на авианосце плавает. Лукашенко – и тот на танке катается. Давай я тебя тоже на чем-то прокачу, хочешь? Ведь тема, согласись?
Виктор Андреевич нехотя почесал затылок.
- Например? – спросил он, подумав.
- Ну… Не знаю. Надо что-то такое оригинальное, - задумался Нестор Иванович. – Яркое и заметное. И стремительное. И мощное.
- Ну?
- Что «ну»? Думаю… О! – Нестор Иванович воодушевленно вскочил на ноги. – Знаю! Давай я тебя на пожарной машине прокачу! Телевидение позовем там, журналистов – все как надо. И я, понятное дело, рядом постою, скажу чего-нибудь этакое, запоминающееся и эксцентричное. Мне тоже полезно, у меня выборы на носу.
- Придумал тоже, - расстроено отмахнулся Виктор Андреевич. – Они же у тебя все время ломаются… Заглохнет – вот позору мне будет. Толкать придется…
- Не заглохнет, не бойся. А если и заглохнет - подтолкнем, я помогу. Так даже лучше будет, героичнее.
Виктор Андреевич хотел что-то возразить, но внезапно почувствовал острый запах чеснока. Это напомнило ему, как он голоден. В приоткрытую дверь просунулось круглое лицо Василия Петровича Цушка. Он осторожно оглядел кабинет и, не дожидаясь приглашения, зашел. Нестор Иванович и Виктор Андреевич с удивлением его изучали.
Василий Петрович весь был обвешан связками чеснока и разнообразными крестами. В руках он нес кадило, которым постоянно тряс. От кадила тянуло сильным запахом. Он смешивался с чесночным и составлял ядреную смесь.
- Вам помещеньице освятить? – спросил Василий Петрович. – От шаманов всяких и подобных им асоциальных элементов. Вроде духов.
- Давай, - оживился Виктор Андреевич. Он любил народные обряды.
Василий Петрович обошел кабинет, бубня тихо какие-то заклинания и тряся кадилом. Он постоял в центре, перекрестился, запнувшись, и вышел.
Нестор Иванович и Виктор Андреевич проводили его недоуменными взглядами. Остался только тягостный запах чеснока.
- Вот черт! – вдруг воскликнул Нестор Иванович, хлопнув себя по лбу. – Совсем забыл! У меня же рейс в Херсон! Там жарко сейчас – красота! А я уже опаздываю. Пока, Виктор Андреевич, и подумай про мое предложение!
Нестор Иванович остановился в дверях:
- Тебе нужно пиарится. Надо что-то делать. А то скучный ты стал совсем. Не узнаю тебя просто. Бывай! – и скрылся за массивными дверями.
Виктор Андреевич хотел было наконец пойти обедать, но тут заметил, что в спешке Нестор Иванович забыл свою лопату. Виктор Андреевич вышел из-за стола, подошел к дивану и взял ее в руки. Лопата наполнила руку приятной тяжестью. Виктор Андреевич взвесил ее на одной руке, перекинул на другую. Вспомнились ему далекие годы сельской юности. Упорный каждодневный труд. Встали из дальних уголков памяти армейские товарищи. Первый наряд. Первая траншея. Теплом повеяло от этих воспоминаний.
Виктор Андреевич отбросил приятное оцепенение и обернулся. В широком ростовом зеркале на дальней стене отражался статный мужчина в самом расцвете сил с лопатой.
- А ничего так… Очень даже… Мужественно… И с народом связь не теряется… - подумал с удовлетворением Виктор Андреевич, уперев лопату в пол, словно меч. – Пиариться, говоришь, надо?.. Что-то в этом определенно есть…
В президентском уме мелькнула мысль. Виктор Андреевич вернулся к столу и поднял трубку прямой связи со своим секретарем Виктором Ивановичем Балогой.
- Слушай, Виктор Иванович, может мне в Херсон прокатиться? – задумчиво покачивая лопатой, спросил в трубку Виктор Андреевич. - Там, вроде, тепло сейчас…

Виктор Андреевич и Нестор Иванович в Херсонской области

Range-2

(no subject)

Як же я стомився від брехні, перекручень та неприкритого маразму, як-от з панною Янукович! Вони роблять вигляд, що дбають про країну, а насправді *** мізки звичайним людям. І так завжди.