Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Range-2

Как-то сложно складываются у меня отношения с мужчинами...

ак-то слож­но скла­ды­ва­ют­ся у ме­ня от­но­ше­ния с муж­чи­на­ми. Я знаю, это кот ме­ня сгла­зил. У нас с ним со­вмест­ная жизнь по­лу­чи­лась кон­фликт­ной, на­пол­нен­ной про­ти­во­ре­чи­я­ми и вза­им­ным не­по­ни­ма­ни­ем.
По пас­пор­ту ко­та зва­ли Ти­хон. Он был по­ло­са­то-се­рый, а на лбу бук­ва «М» — как эм­бле­ма су­пер­ге­роя. Или «Ма­зе­рат­ти». Хо­тя ку­да ему. Он ведь оте­чест­вен­ный. Мно­гог­ран­ный и не­по­нят­ный, как Ро­ди­на.

Со­жи­тельст­во­ва­ли мы тя­же­ло, поч­ти как семья в раз­во­де на об­щей жил­пло­ща­ди. И все по ме­ло­чам, вро­де.

Вот хо­дит днем по квар­ти­ре кот, ла­па­ми две­ри от­кры­ва­ет на раз — что в од­ну, что в дру­гую сто­ро­ну. По-хо­зяй­ски так. А ночью — как от­ни­ма­ет­ся у не­го. Сто­ит и орет, про­тяж­но, на­до­ед­ли­во. Тре­бу­ет отво­рить вра­та. Встаю с по­сте­ли, за­спан­ный, го­лый, хо­лод­но, бре­ду к две­ри, от­кры­ваю — си­дит, го­ло­ву на­бок скло­нил, изу­ча­ет ме­ня в по­лу­мра­ке с глу­бо­ким на­уч­ным ин­те­ре­сом. За­кры­ва­ешь дверь — сно­ва орет. Яв­но же — из­де­ва­ет­ся.

Или ле­жит кот на ди­ва­не и смот­рит на ме­ня стран­но. С под­во­хом взгляд та­кой, ис­под­лобья. Че­го на­до, спра­ши­ваю у не­го. Не отве­ча­ет — и ле­жит так наг­ло, враз­ва­лоч­ку. Как с та­ким в дра­ку не ввя­зать­ся?
Ну, или вы­су­ну я но­гу из-под оде­я­ла — сра­зу чет­кий удар по паль­цам. Вска­ки­ваю — пус­то, нет ни­ко­го. За­гля­ды­ваю под оде­я­ло, а от­ту­да толь­ко гла­за блес­тят на рас­сто­я­нии «моя вы­тя­ну­тая ру­ка+1».

Дра­лись мы с ним мно­го. Я с по­зи­ции гру­бой си­лы, кот — пар­ти­зан­ски­ми ме­то­да­ми. Ему во­об­ще про­ще — он в та­поч­ки га­дить умел и под дверью. Ночью на ко­вер шерс­тя­ные ко­моч­ки вы­хар­ки­вал, слов­но про­ти­во­тан­ко­вые ежи рас­став­лял. У ме­ня в этом пла­не так­ти­чес­кие воз­мож­нос­ти го­раз­до бед­нее бы­ли. При­хо­ди­лось ком­пен­си­ро­вать че­ло­ве­чес­ки­ми ре­сур­са­ми. Спо­соб­ностью взять за шкир­ку, на­при­мер.
Кот тог­да со­про­тив­ле­ние пре­кра­щал, рас­слаб­лял­ся и гля­дел на ме­ня пре­зри­тель­но. Да­же сни­схо­ди­тель­но. Вро­де бы со­чувст­во­вал мо­им бу­ду­щим не­из­беж­ным не­счасть­ям. В спо­кой­ном со­сто­я­нии мо­би­ли­зо­вал ор­га­низм на от­пор вра­гу.

Но од­наж­ды лет­ним днем кот, оче­вид­но, чувст­вуя, что со­пер­ник креп­нет, со­вер­шил так­ти­чес­кое от­ступ­ле­ние че­рез фор­точ­ку ба­буш­ки­но­го до­ма. А я как раз в отъ­ез­де был. Не успел пе­ре­хва­тить. Так ис­то­ри­чес­ки по­бе­ди­те­ля и не вы­яв­ле­но. Хо­тя две па­ры та­по­чек вы­бро­сить при­шлось.

Тог­да, долж­но быть, и сгла­зил. С кош­ка­ми как-то лег­че.
Range-2

Про шерстяные колготы


амая первая любовь пришла ко мне не в том месте и не в то время. Предельно стереотипно.
Я заметил ее не сразу. Мы долго друг друга не замечали. А потом как-то внезапно — заметили.
Это произошло, во время строительства крепости из кубиков: я возводил центральную башню, а Антон и Антон окружали ее стенами. Точнее, делали вид. На самом деле они дрались. Прикрывшись от воспитательницы недостроенной моей каланчой, они стучали друг по дружке деревянными кубиками, размером с хороший кирпич.
Из-за них я долго верил, что для людей с одинаковыми именами драка — естественное состояние. Антон и Антон дрались всегда. Они всегда были вместе — и всегда дрались. Кроме друг друга они не дрались больше ни с кем. Когда воспитатели пытались их разделить, они ревели так, что остальные дети начинали плакать вместе с ними. Едва воссоединившись — снова дрались. Это было такое подобие странной семьи.
Познакомились они соответствующе. Антон швырнул в Антона тапком. Не знаю, почему. Сидел себе, сосредоточено водил машинку. Потом задумчиво стащил тапок — и швырнул. Антон молча снял свою сандальку и в ответ метнул в обидчика. После драки они не расставались.
Однажды во время обеда Антон взял тарелку супа, привстал и вылил на голову Антона, сидевшего рядом. Антон всегда ел быстрее, потому из боеприпасов у него осталась только тарелка и ложка. И он бы ими воспользовался, не подоспей нянечка и воспитательница.
Они вообще всегда все делали — молча. Дрались, играли, ели, гуляли. Говорили лишь изредка. Как правило, когда что-то просили. Должно быть, считали окружающий мир недостойным их речи.
И вот пока они вновь дрались, я — увидел ее. Девочка со светло-светлыми кудрявыми волосами сидела на ковре и смотрела на меня сквозь стекла огромных очков. И в этом ее взгляде я прочел нечто манящее, обессиливающее, загадочное. В нем было немое обещание чудес.
Я отбросил в сторону бесполезный теперь кубик и пошел к ней.
— Привет, — просто сказал я, сев рядом.
— Привет, — ответила девочка, убрав непослушную челку. — Будешь со мной играть?
Если бы все истории любви начинались так просто!
Ее звали Аня Евтушенко. Это все, что я о ней знал с начала и до конца наших отношений, но тогда меня это не заботило.
Мы играли вместе: то моей машинкой, то ее медведем. Медведь был печален и угрюм — он нес отпечаток тяжелой судьбы советских игрушек. Машинка была импортная, блестящая, у нее поворачивался руль — я ей гордился.
Мы разговаривали о чем-то. Понятия не имею — о чем.
Делали совместные пасочки из песка. Я лепил, Аня носила воду в зеленом ведерке. Пасочки у нас получались самые лучшие.
Когда Аня поправляла вечно сползавшие толстые шерстяные колготки — у меня замирало сердце. Девушки знают, как незаметно манипулировать мужчинами, в любом возрасте. Скорее всего, эти знания передаются им генетически.
Когда мы ели, то обменивались многозначительными взглядами через три стола. Во время тихого часа Аня украдкой приходила ко мне, и мы смотрели в окно вместе. Я благословлял судьбу, даровавшую мне кровать у окна.
Все это время я был твердо уверен, что женюсь на Ане. Строил далекоидущие планы совместной жизни. Планировал, как мы будем делиться нашими игрушками. Каждый раз, когда мой взгляд падал на собрание сочинений Евтушенко на книжной полке, думал, какой талантливый у Ани дедушка.
Жизнь смеется над нашими планами. Однажды Аня сказала, что родители забирают ее из сада. И они действительно — забрали. Я был разбит. Два дня ни с кем не играл. Уверял себя, что храню верность моей ушедшей любви. Готовился вырасти и найти ее во что бы то ни стало.
Постепенно рана зажила. Оказалось, пасочки можно делать и с другими детьми. На худой конец — самому. Разбитое сердце не убило меня, а сделало сильнее. Я мужал. Перестал бояться медкабинета. Меня назначили Горбачевым. Я принялся читать детям вслух.
Времена текли и менялись. Разве что угрюмый медведь печально сидел на полке. Одиноко блестел пуговичными глазами.
Range-2

Как меня почти научили целоваться


Несмотря на то, что день выдался прекрасным, я решил никуда не ходить. По какому-то загадочному, но фантастически удачному поводу в тот день показывали целых четыре серии «Чип и Дейл спешат на помощь»!
К этому событию я готовился целый день — сидел дома и не включал телевизор, чтобы не портить остроту ощущений. Я пообещал себе терпеть до начала мультфильма. Время тянулось ужасающе долго. Я изнывал от скуки и ожидания.
Наконец «Чип и Дейл» вплотную приблизились ко мне. Я торжественно разложил на столе перед телевизором жвачки, которые планировал использовать во время просмотра, включил телевизор. Но как только прозвучали первые аккорды заставки, зазвонил телефон.
Я нехотя встал, снял трубку.
— Выходи во двор, — заговорщицким тоном сообщил Олег. — Сестра Большого Жени всех целоваться будет учить.
Лера была старше нас всех на год. В ней было мало привлекательных черт: она не играла в выбивного, не знала трансформеров по именам и не жевала жевачки. Тем не менее, ее существование оправдывалось тем, что, фиктивно принимая девочку в наши игры, мы получали дополнительный кредит доверия от взрослых.
— Если с ними Лера, значит, они не будут делать всякие глупости, — думали взрослые и оставляли нас в покое.
Мы же отправляли Леру в Нижний двор к подругам, а сами шли бросать петарды в водопроводную трубу, ловить привидений в подвале или обливаться водой из шланга дворника. А еще Лера умела открывать каштаны одной рукой. И в борьбе на руках тоже почти всех побеждала.
Короче, предложение было заманчивым, но не настолько, чтобы пересмотреть планы.
— Я подумаю, — важно ответил я и положил трубку.
Вскоре я забыл об этом звонке, ибо сюжет в мультике развивался стремительно. Через минут десять снова позвонили.
— Лера всех целует во дворе, выходи, — сообщил мне Маленький Женя. — Я сейчас тоже иду. Как ты думаешь, что лучше: клубничное «Турбо» или «Терминатор»? Я хочу пахнуть, как мужчина.
— Тогда «Терминатор», — подумав, сказал я и положил трубку.
За этими разговорами я пропускал самое главное — расправу со злодеем. Сеанс не оправдывал ожиданий. Жевачки лежали нетронутые.
Судьба отмерила мне еще минут десять «Чипа и Дейла» перед тем, как снова раздался раздражающий звонок.
— Так клево! Так клево! — кричал в трубку Лешик, захлебываясь чувствами. — Очень клево! Выходи... Только мне не понравилось, — чуть помолчав, добавил почему-то он. — Она в рот лезет, так неправильно.
— Позже, — отрезал я.
Вернувшись в кресло, я решил больше не брать трубку, сколько бы ни звонили.
Действо продолжалось. Чип и Дейл в очередной раз оставляли в дураках Кота Толстопуза. Я влюбленными глазами наблюдал за Гаечкой.
И тут вдруг снова раздается звонок. Звонят в дверь. Я нехотя прерываюсь, иду к двери, спрашиваю, как учили:
— Кто там?
— Лера, — раздается звонкий голосок.
Я открываю. Передо мной стоит Лера. Одета она по-праздничному, в чем-то даже — красиво. Розовое платье с бабочками, белые гольфики, желтые сандалии. Волосы аккуратно заплетены в косички и подвязаны красными лентами. Девочка с шоколадной обертки. Излучает женственность на грани с кокетством. Просто-таки светится изнутри соблазнительно.
— Привет, чего ты не выходишь? — застенчиво, но настойчиво спрашивает Лера у меня. — Мы тебя ждем... — делая особое ударение на «мы», добавляет.
Я бурчу что-то неразборчиво, разглядывая бабочек на платье. Кажется, от нее даже пахло духами.
— Мы там того... целуемся, — полушепотом игриво информирует Лера. — Всем нравится, — снова с ударением на «всем».
Вспоминая Лешика, я молчу.
— Идем, — переходя в наступление уже решительнее влечет меня Лера.
Понимаю, что нахожусь в состоянии легкого гипноза, погруженный туда либо порханием бабочек по платью, либо непривычным запахом духов. Еще чуть-чуть, еще самую малость — и я бы пропал окончательно. Но тут из комнаты спасительно донеслись звуки заставки «Чипа и Дейла», вырвав меня из оцепенения. Я собрался с силами и промолвил:
— Прости, Лера. Я не могу.
— Почему?
Я бросил последний взгляд на бабочек и закончил:
— Потому что я жду любви, — и вежливо, но твердо закрыл дверь, отрезав себя от бабочек, лент и духов.
Бурундуки все еще бесстрашно, но уже как-то без вдохновения спешили на помощь.

Range-2

Внутренняя гениальность рвется на свободу




Когда Фрейд писал о сублимации сексуальной энергии, у него самого, наверно, были существенные проблемы в половой жизни. Потому что теория гениальна.
Все познается лучше всего на себе – только так можно полностью прочувствовать и оценить.
Свидетельствую, процесс выброса сублимированной энергии в окружающий мир усиливается в потрясающей прогрессии.
После недельного воздержания голову начинают посещать светлые и оригинальные идеи.
После двух – креатив приобретает причудливые и масштабные формы. Хочется придумывать и реализовывать. Причем все это кажется простым и доступным. Темы рождаются одна за другой. Тексты изысканны и оригинальны, они пестрят метафорами и интересными оборотами. Слова приходят сами и податливо укладываются в предложения, похотливо подмигивая. Принимают любую позу по желанию.
После трех недель и выше окончательно веруешь в свою гениальность. Хочется сворачивать горы, мыслью зажигать звезды и вращать Землю вокруг своей оси без рабочих рукавиц. «Дайте мне опору, и я переверну Землю!» - говаривал Архимед именно про этот период. Потом у него была история с ванной и возгласом «Эврика!» Греку вообще везло на открытия.
Поэтому я считаю, что когда Фрейд писал о сублимации сексуальной энергии, у него были существенные проблемы в половой жизни.
На самом деле я вовсе не против сублимации. В этом тоже есть масса заманчивых сторон. Можно даже сойти за талантливого. Но мне хочется любви и ласки. С готовностью обменяю на них гениальность.
Range-2

About kissing



Мне всегда куда больше нравилось слово "kiss".
"Поцелуй" - звучит для меня слишком не так, слишком длинно, слишком тяжеловесно, чересчур цокающе. Мне не нравится звуковой рисунок этого слова. Как и "поцілунок", хотя это слово чуть лучше. Но все равно чего-то в нем не хватает, а чего-то - излишне много.
Я люблю то, как звучит "kiss". Оно емкое и нежное: застенчивое "ki" и "-sssssss" - словно шепчет на ухо какие-то милые, такие необходимые подчас глупости. Я думаю, такая прекрасная вещь должна называться красиво, не громко и звонко, а тихо и интимно, ведь когда вы kissing, внезапно все вокруг стихает, смолкает, улетучивается и оставляет вас наедине друг с другом и вашими чувствами. Громким звукам здесь не место. Они слишком похожи на уличный шум. Мне кажется, именно в этот момент вы проникаете друг в друга настолько глубоко, как и не снилось никакому сексу. 
Здесь надо шептать на ухо "kisssssss". Быть только вдвоем. Без лишнего и выспренного.
Хорошо, что выдумали такое слово.


Music of the Day:Desree - Kissing you (3.31 mb, Romeo+Juliet OST)
  • Current Music
    Desree - Kissing you
  • Tags
Range-2

Про первое





Свою первую сигарету я выкурил в Болгарии в 2001 году. Вторую и последнюю -- в парке Славы.
Первый бокал вина я выпил ночью на балконе отеля в Ла Валетте на Мальте, глядя, как мерцают огоньки в бухте. Но я не люблю вина.
Первый раз меня обманули - по-настоящему обманули - когда мне было 8. И это было действительно неприятно. Неправда, что если привыкать ко лжи с детства, потом будет не так неприятно.
Я обманул впервые -- в 7. И стыд от собственной лжи с возрастом не уменьшается. Скорее, возрастает.
Про секс впервые я узнал в 10. Он пришел ко мне сперва рисунками в книжке, где контурами были обозначены мужчина и женщина друг на друге, а все неясные подробности были разъяснены друзьями во дворе. Приблизительно в то же время я впервые столкнулся со средним пальцем. Оказалось, определенный смысл имеет не только большой палец, а и другие.
Про то, что люди умирают, я узнал в 5. Про то, что умирают близкие - в 6. Я не люблю кладбища, не могу там находиться, но тем не менее я прекрасно помню маленькую низкую ограду и черную плиту с высечеными датами и лицами на Байковом. И деревянную скамеечку, сиденье которой открывалось, и там лежали ведерко и лопатка. Я их очень не любил. А еще я помню, что на плите было оставленно много пустого места. О его назначении я узнал в 11.
Моей "нулевой" любовью была Аня Евтушенко в детском саде. Я прекрасно помню ее имя и то, что она была светловолосой с большими очками. Позже ее из детсада забрали. Моя первая влюбленность случилась в 14, когда я был на Мальте. По странному стечению обстоятельств ее тоже звали Аня. Моя первая любовь пришла ко мне в 15 лет. И я думаю, это навсегда.
То, что бывают жертвы, на которые приятно идти, я узнал недавно, когда мне было 20 лет. Бывают жертвы, приятные и сладкие, как сахарная пудра. А сахарная пудра не бывает горькой. Когда тебе приятно идти на жертвы -- они и не жертвы уже. Ведь они для любимой. Тогда же я понял, что можно практически все. Практически.


Music of the Day:Shakira feat. Carlos Santana - Illegal (3.7mb)




 
Range-2

(no subject)






Тот, кто говорит, что любовь это боль и страдания, кровь и мясо, вырванное сердце и сплошное громадное заблуждение -- просто никогда не любил.
Тот, кто говорит, что любовь это легко и просто, радость и удовольствие, безоблачный мир -- тоже вряд ли любил.
Да, когда люди вместе, бывает больно так, что от этой боли могла бы долго гореть в руке маленькая лампочка. Бывает трудно не раз, и не сто. Случаются ссоры, которых вполне могло бы и не быть; споры, которых вполне можно было бы избежать. К любимому человеку относишься совсем не так, как к другу, требования и ожидания несоизмеримо выше. Необходимость соответствия чаще всего рождает конфликты.
Да, если любишь по-настоящему, становится легко делать самые на первый взгляд сложные вещи. Если любишь -- просто мириться. Для любимого человека ты не пытаешься, не пересиливаешь себя -- ты можешь. Когда любишь, бывает так хорошо, что кажется можно питать собой целый город.
Да, когда вы вместе, бывает больно и трудно, бывает страшно. Но в сотни раз больней и сложней -- когда вы не вместе. Поэтому я хочу, чтобы мой любимый человек был счастлив. И я сделаю для этого все.


Music of the Day: Ningyo-Hime (extended version) - Rie Tanaka (3.7 mb)

  • Current Music
    Rie Tanaka - Ningyo-Hime (extended version)
  • Tags
Range-2

(no subject)

Она -- и монашенка, и блудница, и все в одном лице...
И.Сталин об Анне Ахматовой