Category: игры

Category was added automatically. Read all entries about "игры".

Range-2

Дочь за отца




Ког­да не бы­ло дис­ко­те­ки или не по­ка­зы­ва­ли ки­но, в ла­ге­ре ве­че­ра­ми бы­ло уны­ло и скуч­но. Дис­ко­те­ка слу­чи­лась че­ты­реж­ды за три не­де­ли. К но­вин­кам ми­ро­во­го ки­не­ма­то­гра­фа нас до­пус­ти­ли дваж­ды за тот же пе­ри­од. По­то­му скуч­но и уны­ло ве­че­ра­ми бы­ло поч­ти все вре­мя.
В та­ких слу­ча­ях груп­па по­свя­щен­ных в тай­ное со­об­щест­во со­би­ра­лась в бе­сед­ке в кус­тах за фут­боль­ным по­лем и иг­ра­ла в шах­ма­ты с во­жа­тым Ми­шей. Во­жа­тый Ми­ша яв­лял­ся на встре­чу всег­да чуть поз­же осталь­ных — с уже зна­ко­мой и ожи­да­е­мой все­ми по­тер­той шах­мат­ной доской. Сквозь май­ку в ды­роч­ку про­све­чи­ва­ло се­ле­доч­ное те­ло край­ней сте­пе­ни ис­то­ще­ния. На ли­це всег­да дер­жа­лась бла­го­род­ная не­бри­тость сред­ней за­пу­щен­нос­ти.
Все рас­са­жи­ва­лись. Ми­ша ак­ку­рат­но клал доску на стол, вы­ни­мал из нее бу­тыл­ку вод­ки и смя­тые од­но­ра­зо­вые ста­кан­чи­ки, рас­став­лял их по кле­точ­кам в слу­чай­ном по­ряд­ке. Раз­ли­вал на­пи­ток, сос­ре­до­то­чен­но за­ку­сив гу­бу.
— Бе­ру пеш­ку, — за­яв­лял он и осу­шал ста­кан. — Вы­пье­те?
Все сле­до­ва­ли его при­ме­ру, пос­ле че­го Ми­ша удов­летво­рен­но вы­ды­хал и на­чи­нал рас­ска­зы­вать.
Рас­ска­зы­вал он мно­го и ин­те­рес­но. Чем даль­ше за­хо­ди­ла пар­тия, тем ин­те­рес­ней ста­но­ви­лись рас­ска­зы: уве­ли­чи­ва­лось ко­ли­чест­во жен­щин, пав­ших к его но­гам; рос­ли го­ры, по­ко­рив­ши­е­ся ему; уве­ли­чи­ва­лась ши­ри­на ре­ки, ко­то­рую он пе­ре­плыл ран­ней вес­ной с ра­не­ным то­ва­ри­щем на спи­не. Все ко­ли­чест­вен­ные па­ра­мет­ры варь­и­ро­ва­лись в за­ви­си­мос­ти от сби­тых пе­шек. Если их бы­ло ма­ло, то ре­ка име­ла в ши­ри­не от 60 до 80 мет­ров. Ког­да же Ми­ша уже серь­ез­но углуб­лял­ся в пар­тию, то плыть ему при­хо­ди­лось мет­ров 150.
По­бе­ди­те­лей в пар­тии не бы­ло. Каж­дый ра­но или позд­но по­лу­чал свой ин­ди­ви­ду­аль­ный мат. По­сколь­ку я не пил, то на спаль­ные ме­с­та иг­ро­ков до­став­лять при­хо­ди­лось мне.
Од­наж­ды мне вы­па­ло де­жу­рить с Ми­шей на зад­них во­ро­тах. Лю­дей там не бы­ло, дел — то­же, по­то­му мы си­де­ли в тень­ке и иг­ра­ли в шах­ма­ты.
Ока­за­лось, что Ми­ша жил в Ром­нах, и каж­дый раз при упо­ми­на­нии это­го го­ро­да он смач­но спле­вы­вал. Его отец вла­дел ма­лень­ким за­моч­ным ма­га­зин­чи­ком и мас­тер­ской — чи­нил и про­да­вал зам­ки. С дет­ст­ва за­став­лял Ми­шу ра­бо­тать, хо­тел пе­ре­дать ему свое де­ло.
— А я класть хо­тел на зам­ки! — воз­му­щен­но роп­тал Ми­ша, раз­ма­хи­вая пу­с­тым ста­кан­чи­ком. — На­шли ра­дость! Клал я и на Ром­ны — что мне там де­лать?
Он на­пол­нил ста­кан за­но­во.
— Вы­пьеш?
Но я не пил.
Тре­ща­ли, как мо­то­цик­лы, ци­ка­ды. За за­бо­ром хо­ди­ли лю­ди — с пля­жа и на пляж. Ка­кая-то жен­щи­на ру­га­ла Кос­тю за то, что он съел ба­боч­ку.
— Вот я и то­го — со­брал ве­щи и хо­ду, — про­дол­жа­ет Ми­ша, ко­вы­ряя ног­тем об­лу­пив­шу­ю­ся крас­ку на доске. — Ма­ло счастья мне иша­чить. В ми­ре столь­ко все­го кле­во­го, столь­ко те­лок, столь­ко до­рог от­кры­то. А Ром­ны... Что Ром­ны? Тьфу, гной.
До­ма у не­го не бы­ло. Ра­бо­ты — то­же. Он жил от ме­с­та к мес­ту. Его би­ли мон­ти­ров­ка­ми ра­бот­ни­ки Одес­ско­го пор­та. Он спал с же­ной про­ра­ба на ка­кой-то строй­ке под Уж­го­ро­дом. Ра­бо­тал вы­ши­ба­лой в клу­бе в Чер­нов­цах, по­ка мест­ный пья­ный бан­дит не вста­вил ему в бок нож. Сто­ро­жил ночью морг в Днеп­ро­пет­ров­ске.
Кро­ме это­го ва­лил лес, хо­дил в по­хо­ды, бра­конь­ер­сто­вал. Ма­ло ли еще что. Жил яр­кой без­дум­ной жизнью. Пос­ле на­шей сме­ны он ехал с не­опре­де­лен­ны­ми лич­нос­тя­ми на лов ры­бы. Рас­ска­зы­вал, как уме­ло пря­тать се­ти, что­бы ин­спек­то­ры не на­шли. Как ски­ды­вать снас­ти, если по­па­дешь­ся охра­не. Пе­ред ним был весь мир от­кры­тых до­рог. Ты­ся­чи те­лок жда­ли шан­са пасть к его но­гам.
Спус­тя мно­го лет я со­вер­шен­но слу­чай­но на­шел Ми­шу в од­ной со­ци­аль­ной се­ти. Спи­са­лись.
Ми­ша вер­нул­ся в Ром­ны, в от­цов­ский за­моч­ный ма­га­зин. Же­нил­ся. По­лго­да на­зад у не­го ро­дил­ся сын.
— Как же так? — спра­ши­ваю. — А до­ро­ги? Тел­ки, в кон­це кон­цов?
— По­ни­ма­ешь, — отве­ча­ет Ми­ша. — Ког­да отец умер, при­шлось вер­нуть­ся. А там — втя­нул­ся. Оно же все-та­ки ка­кое-то — род­ное. От­цом пах­нет, что ли. Семь­ей. Сын за от­ца, что ли... Да ты при­ез­жай! Вы­пьем!
А я, черт возь­ми, все так же не пью.

Ког­да Вес­та ска­за­ла, что бу­дет воз­рож­дать па­пин фес­ти­валь "Точ­ка сбор­ки", я по­ду­мал, что это чу­до­вищ­но слож­но. В об­щем, так оно и есть.
Но это — род­ное. И я от­лич­но мо­гу по­нять, что зна­чит — «пах­нуть па­пой». Сам в детстве собирался защищать экологию в Министерстве охраны окружающей среды.
По­то­му как бы там ни бы­ло, мы все по­ста­ра­ем­ся. Очень хо­ро­шо по­ста­ра­ем­ся. Ведь это кле­во. Ведь если па­па не до­го­во­рил, то ко­му, как не до­че­ри — про­дол­жить.
До 6 июня, до стар­то­вой ве­че­рин­ки ре­ин­кар­на­ции Точ­ки сбор­ки у ме­ня на ава­та­ре бу­дет эта пе­чать. По­то­му что я ве­рю, что все по­лу­чит­ся. Ве­рю, что нам осу­щест­влять меч­ты на­ших ро­ди­те­лей.