Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

Range-2

Эдик


Эдик был носат и кудряв до такой степени, что это вызывало удивление. Когда солнце садилось, тень от его носа касалась нижней губы. Кудри завивались в спирали по четыре раза. Весь его вид напоминал печального черного барашка. Когда в детстве я слышал пословицу по паршивую овцу, почему-то сразу вспоминал об Эдике. Воображал, как черный барашек печально стоит среди стада белых овец.
Эдик представлял Нижний двор. Я происходил из Верхнего. Нас разделяла невидимая классово-географическая стена.
Каждый из дворов обладал своими преимуществами. У нас находилась труба слива, похожая на двуствольную пушку. Если кинуть внутрь петарду, раздавался оглушительный железный взрыв. От этого звука дребезжали окна первых этажей, а из труб тянулась тонкая струйка дыма. Это совершенно определенно было дуло большой пушки, вкопанное здесь по какой-то ошибке. Процесс использования его строго регламентировался. Назначать стрельбы могли только старшие.
Нижний двор владел горкой, с которой можно было съезжать: зимой на санках, летом — на чем придется. Доступ на гору был нам открыт только в сопровождении родителей — без эскорта дети Нижнего нас не пускали. Мы в ответ не пускали их стрелять из нашей пушки. Между дворам велась холодная война.
Несмотря на сложные взаимоотношения родных дворов, мы с Эдиком подружились. Он пускал меня кататься с горки, я тайно стрелял с ним из нашей пушки. Он показывал мне их тайники в Нижнем дворе. Я водил его к нам в подвал. Короче, выдавали друг другу важные военные тайны.
Эдик оказался удивителен не только внешностью. Абсолютные противоположности уживались в нем с изысканным цинизмом — демонстрируя наплевательское отношение к здравому смыслу.
Эдик был фантастически честен. Ложь отвращала его. Он не врал принципиально, это была функция его организма. При этом он испытывал маниакальную тягу к нарушению правил. Любой запрет влек его. Он нарушал все и всегда, не считаясь с опасностью. А после — совершенно откровенно во всем признавался. Ведь лгать он не умел. Я видел его перебегающим широкую дорогу на красный свет. Машины оглушительно сигналили. Оказавшись на тротуаре, Эдик сразу же направился к телефонной будке и принялся звонить в милицию. Он хотел сообщить, что только что нарушил правила. Его не послушали.
Однажды мама Эдика купила дорогой торт. Она хотела отнести его на день рождения подруги. Ошибкой было запретить сыну его трогать. Когда мать вернулась домой с работы, торта не существовало. Искать вора не пришлось, он не скрывался. Позже Эдик рассказывал, скольких трудов ему стоило съесть весь торт. Но он старался.
Жадность Эдика превышала разумные пределы, даже с учетом детской психологии. Своих игрушек он не давал никому. Никого ничем не угощал. Всегда требовал себе каких-то выгодных условий. Он мог драться минут десять за найденную одновременно с кем-то палку, похожую на меч Дункана Маклауда. Драться самозабвенно и серьезно.
Как-то я сказал, что хотел бы котенка. Ни к чему не обязывающе сказал. Мы просто говорили о животных. Эдик только кивал головой. Мы разошлись по домам.
Через полчаса в дверь позвонили. На пороге стоял Эдик, прижимая к груди маленькое коричневое существо. Котенок вопил. Эдик был потен и доволен. Он сказал, что бежал — хотел скорее принести. Где он его взял — загадка.
Эдик любил ругаться матом. Любил чистой, необъяснимой любовью. Так же необъяснимо водители маршруток любят бандитские песни, а люди верят политикам и колдунам из газетных объявлений. Маты либо узнавал, либо придумывал сам. Специально ходил на стройки, чтобы подслушивать рабочих. Так ругаться, как он, не умел никто.
В то же время, он был очень чувственным и ранимым. Юноша Возрождения, греческий профиль, романтические кудри. Он мог плакать над раздавленным земляным червем. Запрещал всем убивать мух. Когда его кусали комары, сидел смирно, не шевелясь.
Я уехал на лето на дачу. Вернулся через месяц. Эдика нигде не было. Тогда я пошел к нему домой.
Я ведь действительно был маленький, ничего не понимал. Потому когда мама Эдика присела рядом со мной, обняла и стала плакать, я не сразу сообразил. Соленые слезы текли по щекам и падали за воротник, а я все еще стоял и ждал, что Эдик выйдет из комнаты мне навстречу. Откуда мне было знать тогда, отчего мамы могут плакать?
Пьяный водитель выехал на встречную полосу, врезался в машину и вылетел на тротуар. Как раз когда там шел Эдик.
Говорят, это не больно совсем — когда мгновенно. Я почему-то не верю.
А на кладбище я не пошел. Смелости, может быть, не хватило.
Range-2

Движение, не снившееся Броуну



В Турции есть очень многое: много солнца, много моря, много гор, песка, глины, деревьев, очень много турков, коз, кошек и кур. Турция есть настолько много всего, что легче сказать, чего в ней нет.
В Турции нет облаков и правил дорожного движения.
Небо над Турцией почти круглый год состоит из синевы разной степени интенсивности с которой с завидным упорством жарит огненное око Ра - солнце, которого, как мы выяснили, в Турции много.
Что касается отсутствия правил дорожного движения, то здесь ситуация еще глубже. Их нет не на законодательном уровне, как, скажем, в Афганистане,  а на каком-то высшем уровне - в турецком сознании. Кровь турка движется настолько быстро, что для этого сгустка энергии любые правила становятся  отягощающими условностями.
Ехать на дряблом микроавтобусике по горному серпантину со скоростю 100 км/ч и выше, пролетая слаломные флажки знаков "50", и закладывая размашистые, как восточное гостеприимство, виражи, обгоняя на поворотах попутки по встречной полосе, для турецкого водителя так же естественно, как для доярки - доить корову, а для политика - врать.
Садясь за руль, нога турка инстинктивно тянется к газу и перестает топить педаль только если все-таки надо остановиться (такое случается) или ломается автомобиль (случается еще чаще).
Совершенно в порядке вещей увидеть велосипедиста, вальяжно виляя бедрами едущего посреди дороги и дразнящего всех издевателським подмигиванием красного отражателя на задней раме.
Абсолютно ничего особенного в том, чтобы припарковать полуантичный автомобиль шириной в две трети дороги возле бордюра, и, достав из багажника упаковку бутылок, удалиться к друзьям для турка нет. Впрочем, в этом они мало отличаются от нас.     
Каждая поездка по городу в местной маршрутке являет собой экстремальный номер: прямоугольные автобусики лихо стартуют с места, так же лихо тормозят, причем не только возле остановок, но и просто рядом с красивыми девушками, маневрируют на скорости в потоке машин, являя образец того, как можно на скорости километров в 60 в час объехать препятствие на расстоянии не более 20 см. За удовольствие прочувствовать это даже хочется заплатить больше положеного доллара. Наши водители маршруток по сравнению с турецкими коллегами - безнадежно заторможенные и маниакально соблюдающие ПДД автолюбители.
По какому принципу в Турции разъезжаются на перекрестках для меня осталось тайной. Скорее всего, в этом деле все завязано на скорости реакции водителей передних автомобилей в потоке. Кто первый рванет с месте - та полоса и поедет.
Хотя, знаете, однажды я видел в Турции облако. Одно. Но оно было.
ПДД - нет.
  • Current Music
    Kooks The - You Don't Love Me
  • Tags