Haibane (baill) wrote,
Haibane
baill

Categories:

Дочь за отца




Ког­да не бы­ло дис­ко­те­ки или не по­ка­зы­ва­ли ки­но, в ла­ге­ре ве­че­ра­ми бы­ло уны­ло и скуч­но. Дис­ко­те­ка слу­чи­лась че­ты­реж­ды за три не­де­ли. К но­вин­кам ми­ро­во­го ки­не­ма­то­гра­фа нас до­пус­ти­ли дваж­ды за тот же пе­ри­од. По­то­му скуч­но и уны­ло ве­че­ра­ми бы­ло поч­ти все вре­мя.
В та­ких слу­ча­ях груп­па по­свя­щен­ных в тай­ное со­об­щест­во со­би­ра­лась в бе­сед­ке в кус­тах за фут­боль­ным по­лем и иг­ра­ла в шах­ма­ты с во­жа­тым Ми­шей. Во­жа­тый Ми­ша яв­лял­ся на встре­чу всег­да чуть поз­же осталь­ных — с уже зна­ко­мой и ожи­да­е­мой все­ми по­тер­той шах­мат­ной доской. Сквозь май­ку в ды­роч­ку про­све­чи­ва­ло се­ле­доч­ное те­ло край­ней сте­пе­ни ис­то­ще­ния. На ли­це всег­да дер­жа­лась бла­го­род­ная не­бри­тость сред­ней за­пу­щен­нос­ти.
Все рас­са­жи­ва­лись. Ми­ша ак­ку­рат­но клал доску на стол, вы­ни­мал из нее бу­тыл­ку вод­ки и смя­тые од­но­ра­зо­вые ста­кан­чи­ки, рас­став­лял их по кле­точ­кам в слу­чай­ном по­ряд­ке. Раз­ли­вал на­пи­ток, сос­ре­до­то­чен­но за­ку­сив гу­бу.
— Бе­ру пеш­ку, — за­яв­лял он и осу­шал ста­кан. — Вы­пье­те?
Все сле­до­ва­ли его при­ме­ру, пос­ле че­го Ми­ша удов­летво­рен­но вы­ды­хал и на­чи­нал рас­ска­зы­вать.
Рас­ска­зы­вал он мно­го и ин­те­рес­но. Чем даль­ше за­хо­ди­ла пар­тия, тем ин­те­рес­ней ста­но­ви­лись рас­ска­зы: уве­ли­чи­ва­лось ко­ли­чест­во жен­щин, пав­ших к его но­гам; рос­ли го­ры, по­ко­рив­ши­е­ся ему; уве­ли­чи­ва­лась ши­ри­на ре­ки, ко­то­рую он пе­ре­плыл ран­ней вес­ной с ра­не­ным то­ва­ри­щем на спи­не. Все ко­ли­чест­вен­ные па­ра­мет­ры варь­и­ро­ва­лись в за­ви­си­мос­ти от сби­тых пе­шек. Если их бы­ло ма­ло, то ре­ка име­ла в ши­ри­не от 60 до 80 мет­ров. Ког­да же Ми­ша уже серь­ез­но углуб­лял­ся в пар­тию, то плыть ему при­хо­ди­лось мет­ров 150.
По­бе­ди­те­лей в пар­тии не бы­ло. Каж­дый ра­но или позд­но по­лу­чал свой ин­ди­ви­ду­аль­ный мат. По­сколь­ку я не пил, то на спаль­ные ме­с­та иг­ро­ков до­став­лять при­хо­ди­лось мне.
Од­наж­ды мне вы­па­ло де­жу­рить с Ми­шей на зад­них во­ро­тах. Лю­дей там не бы­ло, дел — то­же, по­то­му мы си­де­ли в тень­ке и иг­ра­ли в шах­ма­ты.
Ока­за­лось, что Ми­ша жил в Ром­нах, и каж­дый раз при упо­ми­на­нии это­го го­ро­да он смач­но спле­вы­вал. Его отец вла­дел ма­лень­ким за­моч­ным ма­га­зин­чи­ком и мас­тер­ской — чи­нил и про­да­вал зам­ки. С дет­ст­ва за­став­лял Ми­шу ра­бо­тать, хо­тел пе­ре­дать ему свое де­ло.
— А я класть хо­тел на зам­ки! — воз­му­щен­но роп­тал Ми­ша, раз­ма­хи­вая пу­с­тым ста­кан­чи­ком. — На­шли ра­дость! Клал я и на Ром­ны — что мне там де­лать?
Он на­пол­нил ста­кан за­но­во.
— Вы­пьеш?
Но я не пил.
Тре­ща­ли, как мо­то­цик­лы, ци­ка­ды. За за­бо­ром хо­ди­ли лю­ди — с пля­жа и на пляж. Ка­кая-то жен­щи­на ру­га­ла Кос­тю за то, что он съел ба­боч­ку.
— Вот я и то­го — со­брал ве­щи и хо­ду, — про­дол­жа­ет Ми­ша, ко­вы­ряя ног­тем об­лу­пив­шу­ю­ся крас­ку на доске. — Ма­ло счастья мне иша­чить. В ми­ре столь­ко все­го кле­во­го, столь­ко те­лок, столь­ко до­рог от­кры­то. А Ром­ны... Что Ром­ны? Тьфу, гной.
До­ма у не­го не бы­ло. Ра­бо­ты — то­же. Он жил от ме­с­та к мес­ту. Его би­ли мон­ти­ров­ка­ми ра­бот­ни­ки Одес­ско­го пор­та. Он спал с же­ной про­ра­ба на ка­кой-то строй­ке под Уж­го­ро­дом. Ра­бо­тал вы­ши­ба­лой в клу­бе в Чер­нов­цах, по­ка мест­ный пья­ный бан­дит не вста­вил ему в бок нож. Сто­ро­жил ночью морг в Днеп­ро­пет­ров­ске.
Кро­ме это­го ва­лил лес, хо­дил в по­хо­ды, бра­конь­ер­сто­вал. Ма­ло ли еще что. Жил яр­кой без­дум­ной жизнью. Пос­ле на­шей сме­ны он ехал с не­опре­де­лен­ны­ми лич­нос­тя­ми на лов ры­бы. Рас­ска­зы­вал, как уме­ло пря­тать се­ти, что­бы ин­спек­то­ры не на­шли. Как ски­ды­вать снас­ти, если по­па­дешь­ся охра­не. Пе­ред ним был весь мир от­кры­тых до­рог. Ты­ся­чи те­лок жда­ли шан­са пасть к его но­гам.
Спус­тя мно­го лет я со­вер­шен­но слу­чай­но на­шел Ми­шу в од­ной со­ци­аль­ной се­ти. Спи­са­лись.
Ми­ша вер­нул­ся в Ром­ны, в от­цов­ский за­моч­ный ма­га­зин. Же­нил­ся. По­лго­да на­зад у не­го ро­дил­ся сын.
— Как же так? — спра­ши­ваю. — А до­ро­ги? Тел­ки, в кон­це кон­цов?
— По­ни­ма­ешь, — отве­ча­ет Ми­ша. — Ког­да отец умер, при­шлось вер­нуть­ся. А там — втя­нул­ся. Оно же все-та­ки ка­кое-то — род­ное. От­цом пах­нет, что ли. Семь­ей. Сын за от­ца, что ли... Да ты при­ез­жай! Вы­пьем!
А я, черт возь­ми, все так же не пью.

Ког­да Вес­та ска­за­ла, что бу­дет воз­рож­дать па­пин фес­ти­валь "Точ­ка сбор­ки", я по­ду­мал, что это чу­до­вищ­но слож­но. В об­щем, так оно и есть.
Но это — род­ное. И я от­лич­но мо­гу по­нять, что зна­чит — «пах­нуть па­пой». Сам в детстве собирался защищать экологию в Министерстве охраны окружающей среды.
По­то­му как бы там ни бы­ло, мы все по­ста­ра­ем­ся. Очень хо­ро­шо по­ста­ра­ем­ся. Ведь это кле­во. Ведь если па­па не до­го­во­рил, то ко­му, как не до­че­ри — про­дол­жить.
До 6 июня, до стар­то­вой ве­че­рин­ки ре­ин­кар­на­ции Точ­ки сбор­ки у ме­ня на ава­та­ре бу­дет эта пе­чать. По­то­му что я ве­рю, что все по­лу­чит­ся. Ве­рю, что нам осу­щест­влять меч­ты на­ших ро­ди­те­лей.

Tags: Перья, Фото
Subscribe

  • (no subject)

  • (no subject)

    Ар­те­ма бы­ли кэп­сы, а у ме­ня — нет. На этом мож­но бы­ло бы и за­кон­чить, но судь­ба…

  • Inna

    1 2 3 4 5

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments